Медвежья услуга — охотничьи истории

Охота на медведя

В давние времена, найдя зимой берлогу, крестьянин тут же бежал продавать ее барскому егерю. Продавали даже свежий след медведя – косолапые у господ всегда ценились. И однажды случился такой казус. На охоту собрался сам государь Николай II в компании с венценосными заморскими гостями. Местный крестьянин продал царским егерям сразу две берлоги.

Неподалеку на живописной поляне развернули зимний бивуак – поставили шатры, сколотили столы, развели костры. Но на беду крестьянин, получив задаток, впал в запой и в тот день, когда должен был вести охотников к берлогам, абсолютно не вязал лыка. Как ни старались привести бедолагу в чувство, тот только мычал и тряс головой.

Что делать? Сорвать царскую охоту? Об этом и речи быть не могло! На счастье, местные жандармы отыскали цыгана, что бродил с дрессированным мишкой по ярмаркам. Зверя конфисковали и доставили к означенному месту. Царская свита вздохнула с облегчением.

Мороз и солнце, день чудесный.

Государь стоит на «нумере», сзади – наследник престола и придворный егерь. Вот она, долгожданная облава! Собаки, загонщики, шум, колотушки, лай, крики… И прямо к «нумеру» выпускают цыганского зверя.

Обезумевший от страха ручной мишка выскакивает на поляну, государь-император из ружья в зверя целит, и тут… Топтыгин вытягивается «во фрунт» и отдает самодержцу российскому честь косматой лапой! Ружье так и выпало из царской десницы…

Говорят, будто государь, оправившись сперва от изумления, а после от смеха, щедро одарил всех организаторов охотницкой забавы, а заморские гости, так ничего и не понявшие, рассказывали потом в Европе, будто перед русским царем даже медведи по стойке «смирно» встают!

В БЕРЛОГУ С РОГАТКОЙ

Медвежья охота известна с первобытных времен.

Кстати, «пещерные медведи» никогда не жили в пещерах. Просто их останки находили в пещерных стойбищах первобытных людей, что и дало обобщающее название исчезнувшим древним видам. Русские мужики на медведей охотились ради шкуры и мяса, а знать – ради забавы и престижа.

Что за князь такой, что за правитель и воин, ежели не хаживал на лютого зверя – волка, тура да медведя?

Вершки и корешки. Искусством брать медведя на овсах владели еще в старину.

На таких полях мишки пасутся, словно лошади

На медведя ходили с рогатиной. Современные иллюстраторы изображают ее в виде некоей увеличенной деревянной рогатки. На самом деле рогатина была весьма серьезным оружием с широким и острым клинком, насаженным на крепкое древко.

Почему же рогатина? Под клинком выковывали поперечную планку, напоминающую широкую гарду ножа или сабли. Торчащие в обе стороны концы («рога») гарды и дали название оружию.

Поднятый из берлоги зверь вставал на задние лапы, отважный охотник пронзал его насквозь обоюдоострым лезвием, и, не будь «рогов», туша съезжала бы вниз по скользкому от крови древку, грозя придавить самого героя.

Конечно, били медведя не только на Руси – по всей Европе. Но леса вырубались, медведи вымирали. В Англии последнего медведя убили еще в XVII веке, а к началу XX в большинстве европейских стран косолапые остались лишь на старинных картинах, в сказках и легендах.

Сегодня европейскую популяцию медведей восстанавливают. Лидирует Словения с ее труднодоступными гористыми лесами. Там самая высокая плотность медведей (даже больше, чем в России). Конечно, многое зависит от кормовой базы. Перед зимней спячкой косолапому нужно в короткие сроки нагулять как можно больше жира.

В Южной Европе медведи поедают буковые орешки, в Сибири – кедровые и ягоды, а в Средней полосе России буквально пасутся на овсах, как лошадки. Считается, что эти цари лесов – звери всеядные, однако подавляющее большинство их рациона (до 80%) – пища растительного происхождения.

Нет, конечно, при случае мишка не прочь полакомиться птичьими яйцами, муравьями (запускает в разоренный муравейник лапу, а потом слизывает с нее муравьев) или рыбой (на Дальнем Востоке лососи во время нереста – главная еда косолапых).

Но гораздо чаще эти опасные хищники щиплют травку, совсем как коровы, ищут грибы, ягоды, роют коренья, подбирают плоды лесных яблонь и груш, лакомятся медом диких пчел.

Жестокие нравы. Медведя никак не назовешь хорошим отцом. Он контактирует с самкой только в брачный период и, встретив своих же собственных детей,

непременно уничтожит их как опасных конкурентов

ПАН ГИМАЛАЙСКИЙ
Помимо бурого медведя, на территории России водится еще черный, или гималайский, медведь. Он значительно мельче, и его легко узнать по белой отметине на груди, напоминающей силуэт летящей чайки.

Ареал распространения этого зверя весьма широк, вплоть до тропической Азии (именно этой породы был медведь Балу – наставник Маугли).

Там, где ареалы обитания двух видов медведей пересекаются, бурый обычно не упускает возможности сожрать своего более мелкого сородича (заодно устранив пищевого конкурента).

В отличие от бурого, черный медведь не обустраивает берлог, а предпочитает залегать в спячку в дуплах больших деревьев или укромных ложбинках под корнями. Там-то его и находят порой бурые медведи-шатуны или тиры.

С медведями связано немало заблуждений. Например, медвежий свист. Некоторые охотники клянутся, будто сами не раз слышали, как пронзительно свистят медведи, пасущиеся на овсах. Все биологи-специалисты, включая патриарха «медведеведения» профессора Валентина Пажетнова, лишь смеялись в ответ, когда я их об этом спрашивал.

Без риска. В современных охотхозяйствах все чаще обустраивают

безопасные для новичков засидки для охоты на приваде


ТЕ ЖЕ И СОБАКА

С тех пор как человек приручил собаку, она стала незаменимой помощницей в медвежьей охоте. В Средние века в Европе на медведя ходили со сворой крупных травильных пород. У нас непревзойденными медвежатниками считались лайки.

Но далеко не каждая собака даже из хорошей рабочей линии способна работать по такому ловкому и сильному зверю, поэтому охотники вели строгий отбор, придирчиво тестируя требуемые качества – ловкость, отвагу, способность слаженно работать с другими собаками и людьми.

На многих современных притравочных станциях держат молодых медведей. В старину таких станций не было, поэтому опытные охотники не убивали поднятого медведя, а ранили его (чаще всего в тазовую часть), давая поработать своре.

Матерые собаки обучали молодняк, и лишь потом охотник добивал зверя точным выстрелом по убойному месту. Чаще всего притравливали собак на берложьих зимних охотах, потому что с медведицами можно было наткнуться на лончаков или пестунов (медвежат разных возрастов, залегавших в берлогу с матерью).

В поединках с молодым зверем у собаки всегда больше шансов уцелеть и набрать необходимый опыт.

МЕДВЕЖЬИ УСЛУГИ
С разработкой высококлассного оружия и всевозможных аксессуаров медвежья охота быстро превратилась в элитное развлечение.

И в самых что ни на есть «медвежьих углах», далеких от цивилизации, охотникам предлагают роскошные апартаменты с каминами, банями и биллиардными залами.

Вас сопровождает эскорт егерей и даже на местах концентрации зверей, в дикой природе, разместят в теплых палатках или юртах.

Предлагается множество дополнительных услуг: от уже упомянутых егерей, которые буквально все сделают за вас, таксидермиста или специалиста, выделывающего шкуру, до фотографа, готового увековечить клиента с почетным трофеем.

Вам предоставят охотничью вышку или лабаз, оформят все необходимые разрешения и лицензии, обеспечат добор подранка, первичную и полную обработку трофея. Разумеется, после удачной охоты придется оплатить охотхозяйству стоимость добытого зверя (от 50 тысяч до 100 тысяч рублей).

Может случиться и так, что медведя не завалите, а деньги потратите, поскольку за промах или случайный выстрел штрафуют на 10–20 тысяч рублей, а за ранение и невозможность добора зверя в течение 24 часов – на 45 тысяч.

Развлечение. Сегодня медвежья охота все больше превращается в коммерческий проект и корпоративный ритуал, в котором важнее даже не результат,  а участие

КТО КОГО БОИТСЯ?Если вам встретился медведь, а вы, как Мюнхгаузен, без ружья, не пытайтесь следовать примеру бравого барона, который сжал руками лапы косолапого, и тот умер от голода, поскольку, как известно, питается тем, что сосет свои лапы. Но и убегать бессмысленно.

Косолапый, вопреки своему названию, сильный, ловкий зверь с отменной реакцией. Он может идти буквально по пятам за вами, никак не выдавая своего присутствия (ни одна веточка не хрустнет), бежать со скоростью до 40 км/ч, причем довольно долго.

На дерево вскарабкается мгновенно, быстрее самого опытного скалолаза, а в воде без особого труда догонит даже профессионального пловца.

В 99,9% случаев медведь не нападет на человека, если для этого нет веских оснований. Исключение – когда зверь настолько голоден, что теряет чувство реальности и готов идти даже на смертельный риск.

Опаснее всего медведица, охраняющая своих медвежат.

Она непременно обозначит свое присутствие, чтобы показать вам: мы тут – сюда нельзя! Медведям присуща крайняя антропофобия (боязнь человека), поэтому косолапый сделает все, чтобы с вами не повстречаться.

По опыту личных наблюдений могу сказать, что больше всего людей опасаются кавказские медведи. А менее всего – камчатские (где существует целая индустрия экотуризма с наблюдением за охотящимися медведями). Как бы то ни было, если вы столкнулись с царем лесов, постарайтесь не паниковать. Без резких движений уходите в сторону от зверя по прямой линии (ни в коем случае не бегом!).

Старайтесь не смотреть на него, поскольку в дикой природе взгляд в глаза – это вызов, спускающий механизм агрессии. Смотрите туда, куда вы идете, но боковым взглядом (не поворачивая головы!) контролируйте ситуацию, следите за действиями животного. Медведь должен понять: вы идете по своим делам, в другую от него сторону, и он вас абсолютно не интересует.

Однажды в подобной ситуации, чтобы заглушить страх, я стал громко, но спокойно (как мне казалось) читать при отступлении первое, что пришло на ум, – «Евгения Онегина»: «Мой дядя, самых честных правил, когда не в шутку занемог, он уважать себя заставил…» Медведь проводил взглядом странного человека, плавно жестикулирующего руками в такт размеренным звукам, пожал косматыми плечами и, как мне показалось, все-таки удивленно присвистнул. 

Конкуренция.  Черный медведь частенько становится
жертвой своего более крупного и сильного бурого собрата

Иллюстрации ©Depositphotos: 1. Gualtiero Boffi. 2. Julia Onuchina. 3. Antonio Abrignani.  4. Volodymyr Burdiak. 5. Sergei Nezhinski. 6. Igor Dolgov.

7. Richard Semik. 8. Anan Kaewkhammul.

Источник: http://media.club4x4.ru/3005-oxota-na-medvedya.html

Издательство охотничьей литературы ЭРА

Извините, но для просмотра этой страницы у Вас недостаточно прав.
Вы должны авторизоваться или пройти регистрацию.

Page 2

Альманах «Охотничьи просторы» с 1994 года издаётся по четыре номера в год. Объём его — более 20 печатных листов. Естественно, не все материалы, публикуемые в нём, одинаково интересны. Поэтому мы решили предложить пользователям Интернета своеобразный сборник, в котором помещаем наиболее заслуживающие внимания (на наш взгляд) публикации.

Надеемся, что пользователям Интернета будет интересна такая информация.

Сборник «Избранное» состоит из четырёх разделов, в которых публикуемые материалы отсортированы по дате размещения (самые свежие находятся вверху списка).

Page 3

Page 4

Альманах «Охотничьи просторы», впервые встретившийся с читателем в далеком 1950 году, по праву может считаться литературным долгожителем. Это издание всегда строго следовало традициям классической русской охоты и охотничьей культуры. Надеемся, остаётся таковым и сейчас.

Среди его авторов есть крупные политические деятели, писатели и поэты, художники и скульпторы, актёры и режиссёры, ученые разного профиля — географы и геологи, физики и судостроители, и более всего — биологи, экологи, охотоведы — страстные защитники природы; есть военные и милиционеры, медики и учителя, музейные работники и библиотекари, газосварщики и электромонтёры и т. д. и т. п. Пожалуй, нет ни одной сферы человеческой деятельности, где не было бы охотников или людей, интересующихся охотой. И все они, безусловно, интереснейшие личности. Совмещать профессиональную деятельность с разного рода охотами да еще и литературной работой — это удел не только талантливого человека, но и большого труженика. Кроме того, все эти люди — подлинные патриоты, горячо любящие свою Землю. Судьба каждого необычна и интересна!

Читайте также:  Снаряжение патронов 16 калибра — как правильно заряжать?

И родилась мысль — собрать в одну книгу биографии тех, кто писал и пишет об охоте, составить этакое охотничье литературное братство! На первый взгляд, это казалось невозможным — с 1950 года много воды утекло… Но ведь «дорогу осилит идущий»!.. Тем более, что нашлись и помощники.

При составлении Справочника неоценимую помощь оказал мне O. K. Переверзев — он разыскивал сведения об авторах из числа малоизвестных писателей и тех, что связаны с его родной Ивановской землей; В. В.

Наумов-Цигикал, который одно время был редактором альманаха, дал несколько справок о знакомых ему авторах и расшифровал некоторые псевдонимы; нынешние авторы альманаха — Ю. Н. Ерофеев, М. В. Калинин, В. А. Окунь — рассказали о своих земляках; В. Б.

Чернышев поведал о И. С. Соколове-Микитове и т. д. Авторство всех указано в текстах.

Ценные сведения почерпнула я из журнала «Охота и охотничье хозяйство» с его замечательной традицией — уделять много внимания персоналиям (просмотрела все номера, начиная с № 1,1955 г., составила обширную картотеку).

Не могло быть этой книги без постоянной помощи, участия и наставлений моего мужа Ф. Р. Штильмарка с его профессиональными знаниями, феноменальной памятью, хорошо подобранной домашней библиотекой, личным знакомством со многими авторами.

Особую благодарность выражаю М. В. Поддубному, взявшему на себя нелегкий труд быть редактором этого Справочника. Благодарю также всех, кто прислал сведения о своих родных и близких людях!

В Справочнике немало сведений об охотничьих писателях прошлого — это стало возможным благодаря стараниям наших библиофилов и историков охоты — М. В. Булгакова, О. А. Егорова, М. В. Поддубного.

Помимо кратких биографических сведений даётся перечень публикаций автора, а также (при наличии) помещенных в альманахе статей о нём. О некоторых авторах биографических сведений, к сожалению, найти не удалось или они крайне скудны.

В настоящее время с появлением справочника об авторах на нашем сайте есть возможность дополнять его и исправить допущенные ошибки. Примем с благодарность все указания на наши недоработки и неточности.

Пишите по адресу: 143952, г. Реутов Московской обл., ул. Гагарина, д. 11, оф.34.Издательство охотничьей литературы «Эра».

Или на адрес электронной почты: info@ohot-prostory.ru

Н. Носкова 

Page 5

Законодательство

Федеральный закон «Об охоте»

Источник: http://www.ohot-prostory.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=2217

Мистические Истории

Сколько себя помню, меня окружала смерть. В три года погибли мои родители и меня взяли на усыновление дальние родственники моего отца. Своих родителей я не запомнил. Зато отлично запомнил, как погибли тетя Рая и дядя Сережа. Они сгорели. Заживо. В нашем летнем домике.

Они кричали, пытались выломать заевшую дверь, а я стоял посреди грядок, прижимаясь к соседке и ревел, глядя, как сосед рубит оконные проемы.

Приемные родители погибли, а я отправился в детский дом, где благополучно и жил до 18 лет. В период моего пребывания там погибло пятеро детей и про наш дом стали ходить жуткие слухи. Мол, поселилось у нас приведение, крадущее удачу и убивающее людей.

И никто, никто! – не связывал произошедшее со мной. А вот я, напротив, начал догадываться.Уж больно все было один к одному. Перед тем, как утонуть в реке Леша с силой двинул мне по уху и пригрозил, что задушит, если я не отдам ему свои карманные деньги, скопленные за работу в местном кафе.

Естественно, он не собирался меня убивать, просто бросил в запале. Тогда я не насторожился.
А вот повесившаяся Яна буквально за день пожелала, чтобы меня переехала машина. Кажется, я сказал ей, что в таком наряде, который она нацепила – выглядит как проститутка. Это было уже странно и жутко.

Был еще убитый грабителями Никита, зарезанная любовником Лена и случайно застреленный Сережа.

Все они незадолго до своей смерти желали ее мне. И умерли. Я перестал спать, я перестал есть. Я боялся выходить из комнаты. Мне казалось, что это страшное приведение – дух нашего дома – преследует меня и убивает всех, кто так или иначе связан со мной.

Покинув приют, я переехал в квартиру родителей и стал жить в гордом одиночестве. Я старательно не подпускал к себе людей и искренне поверил, что люди, желавшие мне зла, пускай даже просто на словах, умирают.

Думаете, глупо? Как часто в шутку Вам бросали несерьезное «сдохни» или «да чтоб ты…» и далее с различными вариантами?
Может быть и глупо, но после того, как с лестницы упала соседка баба Зина, утром пожелавшая, чтобы мои ноги отсохли и я перестал так сильно топать, я совсем замкнулся.

Почти десять лет жил так, как живут, в общем-то многие. Работа – дом. Дом- работа. Я старался свести к минимуму отношения с коллегами, не ходил на корпоративы.

Старался сделаться как можно более невидимым, не слышимым. А потом я встретил ее. Мою Марину. Ну, тут уж было просто не удержаться. Я влюбился как пацан, а она внезапно ответила взаимностью.

Я осторожно, шажок за шажком начал вводить ее в мою жизнь.

Она искренне считала меня милым, но чудаковатым холостяком. Трогательно ухаживала, кормила обедами и ужинами, звонила на работу, чтобы просто сказать какую-нибудь милую нелепицу. Впервые в жизни я ощутил себя счастливым и практически поверил, что возможно – смогу жить как все. Дурак да и только.

А потом это случилось. Мы поругались из-за какой-то ерунды. Я не сдержался и сказал грубость. Очень колкую, едкую, такую, какую не имел права говорить.

Марина долго смотрела на меня своими большими серьезными глазами, на которые уже начали набегать слезы.

Мне уже стало стыдно, просто ужасно стыдно за свои слова, но не успел я раскрыт рта, чтобы извиниться, как она развернулась и пошла к двери, бросив через плечо.

«Чтоб ты сдох».

Я замер, внезапно лишившись всех сил. Лишившись воздуха в легких. «Чтоб ты сдох». Три слова носились в моей голове, звеня, крошась, громыхая. Она пожелала мне смерти.

Марина позвонила через пять минут. Плакала в трубку, извинялась. «Я это сгоряча, ты же знаешь, я совсем не хочу этого!». Она плакала в трубку, а я не мог выдавить ни звука, не мог ответить, что мне безумно жаль. Что это я во всем виноват.
Кое-как придя в себя, я проорал в трубку, чтобы она стояла на месте, не двигалась. Что я сейчас! Я сейчас! Я сейча…

Ее сбила машина прямо на моих глазах, когда я вылетел из-за угла своего дома. Марина даже не успела повернуться на мой крик. Пьяный водитель. Насмерть.

Я перестал выходить из квартиры. Уволился с работы. Кажется, не ел уже несколько дней. Хотел умереть, как же я хотел умереть. Я планировал выпить все имеющиеся таблетки, или полоснуть по венам, набрав ванну теплой воды. Я был практически готов, но мои планы прервал звонок. Уже сто лет никто не звонил мне на домашний. Чувствуя какой-то странный интерес, я поднял трубку.

Мне звонил какой-то доктор Виноградов. Мужчина сбивчиво тарабанил в мембране про то, что он очень рад меня слышать. Он рад, рад, рад. И он приглашает меня к себе в больницу. Я просто должен навестить его, время уходит. Я ничего не понимал.

Кого должен навестить? Кто такой этот Анатолий, к которому мне стоит стремглав нестись, роняя тапки? Откуда доктор Виноградов вообще меня знает? В трубке помолчали.

«Приезжайте, я все Вам расскажу. Вы не пожалеете».

Всегда успею умереть. В конце-концов, может это мое последнее приключение перед тем, как я затяну петлю на шее. Или, быть может, суну голову в духовку?

Когда я приехал по указанному адресу, то меня встретил высокий сухопарый старичок в белом халате. Его глаза подозрительно заблестели, когда я поздоровался. Хотя может мне и показалось, и это был всего лишь блик на линзах его очков.
Доктор провел меня в свой кабинет. Достал из забитого бутылками ящика коньяк и налил мне в стопку.

-Дарят, — вздохнул он, кивая на ящик. – Когда выйду на пенсию, смогу продавать из-под полы и жить припеваючи. Попадаются даже коллекционные вещи. Я, знаете ли, на редкость умелый хирург реаниматолог.

Я тупо молчал, разглядывая на стене плакат, изображающий легкие в разрезе.

-Ты совсем меня не помнишь? – спокойно спросил доктор, присаживаясь.

Я отрицательно покачал головой.

-Я был начинающим врачом, когда тебя и твоих родителей привезли в нашу больницу, — начал он, залпом выпивая свою стопку. Поморщился, заметил, что я стал внимательно его слушать и уперся локтями в стол. – Твои родители умерли почти сразу. Травмы несовместимые с жизнью. Ты был на грани, раздробленные ребра, одно повредило сердечный клапан.

Честно говоря – никто не думал, что ты выживешь. Слишком маленький ребенок, слишком большая травма. Сердце не должно было биться, просто не должно! Когда тебя выписывали, я все смотрел и смотрел на рентген. Осколок ребра буквально прошил твое сердце насквозь! С такой травмой не живут!
Когда тебя привезли, то сделали операцию, удалили осколок.

Однако состояние становилось все хуже и хуже. А потом, внезапно, ты пришел в себя.

Он помолчал, поджав губы. Я безмолвно смотрел на лицо человека, вытащившего меня с того света 24 года назад. Доктор Виноградов склонил седую голову и задумчиво смотрел в окно. Уже начинало смеркаться.

-Ты пришел в себя, а он наоборот, впал в кому. -Кто?

-Водитель, который протаранил вашу машину.

Я долго смотрел на него, пытаясь осознать услышанное.

-Как впал, так и пролежал. До сего дня. У него сестра родная была, запрещала отключать аппараты жизнеобеспечения. Все эти годы ходила, навещала, читала ему книги вслух… Вчера она скончалась. Пришли бумаги, так что сегодня мы его отключаем. Я подумал, что ты захочешь поприсутствовать.

И еще… Перед тем, как он впал кому, ему рассказали, что двое взрослых в аварии погибли, а мальчик скорее всего умрет к утру. Он так метался по кровати, просился к тебе в палату. Нам даже пришлось вколоть ему успокоительное. А потом и вовсе начал бредить. Всё кричал, что позаботится о тебе… Что-то я не о том говорю.

-В какой он палате? -В шестой.

За окном окончательно стемнело.

Я стоял и смотрел на живую мумию на больничной кровати. Впалая грудь мерно вздымалась под застиранным одеялом. Мерно попискивали приборы, опутывая эту пародию на человека щупальцами трубок и проводов. Я стоял и смотрел на человека, сломавшего мою жизнь. Сначала он лишил меня родителей. Потом… Вся вереница мертвецов, казалось, стояла за моей спиной и укоризненно взирала.

Я смотрел, смотрел, смотрел… Как он все эти годы смотрел на меня.

Что и говорить. Позаботился. Я не стал дожидаться часа икс и уехал домой. Пустая квартира встретила меня тишиной. На столике в прихожей лежали забытые Мариной перчатки. Я взял одну и пошел в зал. Сел напротив шкафа с зеркалом во всю створку. На часах было полшестого утра. В шесть доктор Виноградов отключит от аппаратов измученное тело, когда-то бывшее человеком.

Наверное, ровно в шесть утра встанет мое непригодное к жизни сердце. То самое, которое все эти годы билось только потому, что так захотел мой невидимый «защитник». Я сжал в руке пахнущую духами перчатку, прижавшись к ней губами. Посмотрел на свое отражение. Улыбнулся.

-Чтоб ты сдох, — отчетливо проговорил я и расслабленно откинулся в кресле.

Я принялся ждать.

Источник: http://mystical-blog.ru/zagadochnye-istorii/medvezhya-usluga/

Медведя из мелкашки (рассказ) — На Охоте — все про охоту, оружие и охотничье снаряжение

Лодку разгрузили и снаряжение перетаскали на невысокую береговую терраску в пятнадцати метрах от воды. В корме лодки остался только бидон с маслом да одиннадцатизарядка БСА калибра 303 (7,7 мм) под английский армейский патрон. Двустволка в чехле лежала под вьючными сумками на берегу и туг же стояла, прислоненная к ящикам, мелкашка ТОЗ-8.

Сбросив с плеча последний тюк, Юрка уселся на него и смахнул ладонью пот со лба. Монтуры уже сидел на ящиках ближе к воде и шумно дышал после нелегкой работы.

Уж не столь были тяжелы тюки и ящики, сколь неудобно было идти от воды к терраске по скользкой береговой гальке, на которой там и тут валялась дохлая рыча.

Монтуры ухитрился не заметить одну из рыбин, наступил на нее и грохнулся плашмя с тюком на плечах.

Минуты через три, переведя дыхание, Юрка разыскал суму с продуктами, вытащил из нее пачку чая, мешочек с сахаром и нагреб две миски сухарей.

Неожиданно Монтуры сорвался с места и схватил тозовку. Юрка с полными мисками сухарей в обеих руках замер и с недоумением посмотрел на пастуха, а потом перевел взгляд в том направлении, куда уставился ствол винтовки.
Вровень с бортом терраски, высота которой была немногим больше метра, двигалась, то появляясь, то исчезая, голова крупного медведя.

Монтуры неторопливо вытянул патрон из миниатюрного патронташика, приколоченного прямо к прикладу тозовки, и загнал его в ствол. А медведь неумолимо приближался, время от времени опуская голову к гальке, вынюхивая дохлую рыбу, оставшуюся после нереста.

До медведя, двигавшегося слева, было около тридцати метров, а до лодки и боевой винтовки по прямой — не более пятнадцати-восемнадцати, но пересекать дорогу медведю перед самым его носом Юрка не рискнул.

Вынуть из чехла и собрать двустволку за считанные секунды, отделявшие медведя от кучи снаряжения, нечего было и думать.

Да и неизвестно, где валялся патронташ, который вынесли из лодки с самой первой партией груза.

Нелепо раскорячившись и присев на своих кривоватых нотах, Монтуры вел стволом и в такт покачиванию медвежьей головы то чуть приподнимал, то опускал винтовку. «Синусоиду выписывает», — механически отметил Юрка и только собрался шепнуть проводнику, чтобы он не вздумал стрелять, как негромко щелкнул выстрел. Обе миски с сухарями полетели на землю, и Юрка сломя голову рванул к лодке.

Не останавливаясь возле вытащенного на берет носа лодки, он прыгнул по грудь в воду, добрался до кормы, дотянулся до одиннадцатизарядки, передернул затвор и круто развернулся в ту сторону, где последний раз маячила голова медведя. Боковым зрением увидел, что Монтуры снова сидит на ящике и набивает табаком свою трубочку.

Двигаясь боком со стволом, выставленным в сторону, откуда шел медведь, Юрка выбрался на терраску и спросил проводника, который уже раскуривал свою трубку: «А медведь-то где?»

Монтуры почмокал губами, втягивая в себя воздух, хорошо затянулся, выдохнул клуб табачного дыма и равнодушно ответил: «А убил, однако».

Не снимая пальца со спускового крючка, Юрка осторожно продвинулся вперед до края терраски и прямо под ногами увидел тушу неподвижного зверя. Малокалиберная пулька попала в шею сразу за правым ухом — и медведь был сражен на месте.

Источник: http://naoxote.com/medvedya-iz-melkashki-rasskaz

На медвежьей охоте

Страница 1 из 3

К месту охоты мы мчались на хорошо откормленных, мотавших гривами и бодро фыркавших на морозе лошадках, запряженных в розвальни и возки. После городской утомительной жизни чудесным казался ночной зимний лес: высокие сосны и мерцавшие под месяцем крутые снежные взгорки, и сокрытая в извилистых берегах, темневшая провалами речка.

Двадцать километров пути были легкой передышкой. Торопливо разбирая из саней ружья, разминаясь после дороги, вылезли мы на скрипучий снег у привала — в глухой лесной деревеньке, где проживал егерь, следивший за окладом. Городские охотники, собравшиеся на большую охоту, приобретают особенный, солидный вид. Мы с напускной важностью входили в избу, ставили в угол оружие.

Как водится, задолго до выхода на облаву в избе начались горячие споры.

Устроитель охоты, Захарыч, подробно рассказывал о сделанном им окладе.

Потревоженных дровосеками, залегших в новом месте зверей нашли и облаяли собаки. Медведи лежали в небольшом, тесно обрезанном кругу.

Это обстоятельство требовало особенной осторожности при расстановке стрелков, ибо малейший шум мог испортить охоту.

Зверя должен был выставлять окладчик Захарыч со своими верными помощниками — видавшим на своем веку всяческие виды седомордым Мурашом и молодым бойким Пиратом.

Опытные охотники-медвежатники хорошо знают, что для успеха в охоте прежде всего нужен порядок.

Отправляясь на большую охоту, стрелки должны быть готовы ко всяким случайностям. На зверовой охоте нельзя ничего предрешить. Ни один самый опытный егерь не может знать точно, как и куда пойдет зверь, какие случайности могут помешать стрелку на облаве.

Большая наблюдательность, знание повадок и характера зверя, умение хорошо ориентироваться и особенно охотничье чутье — вот самые главные качества, которыми должен обладать опытный егерь-медвежатник.

В нашем окладчике и устроителе охоты качества эти соединялись: он хорошо знал зверя и его повадки, имел прекрасных собак и умел хорошо руководить трудной охотой.

На больших, многолюдных охотах, в которых участвуют иногда неопытные горячие стрелки, о настоящей охоте имеющие представление только понаслышке, особенное значение имеет твердая дисциплина.

Только дисциплинированных, точно подчиняющихся правилам облавной охоты стрелков можно ставить на номера.

Малейшая оплошность — звук не вовремя заряжаемого ружья, неосторожное движение на номере — может погубить и сорвать охоту.

За столом, заваленным бумагою с распакованными закусками и принадлежностями для чистки ружей, всю ночь продолжались жаркие разговоры. В помещении было темно, скудный свет маленькой лампы едва освещал возбужденные лица охотников. В низкие окна избы пробивался зеленоватый отблеск зимнего рассвета.

— Итак, товарищи, решено, — заканчивал свои наставления наш руководитель охоты Захарыч, — жребиев не будем кидать, на ответственнейшие места мы поставим лучших стрелков с надежным оружием. В лесу не шуметь и не кричать.

Во избежание несчастья, становясь на номер, каждый стрелок должен хорошенько осмотреться. Необходимо наблюдать, где стоят соседи. Со своих мест до окончания охоты не сходить. Зверя напускайте на выстрел как можно ближе.

— А если на соседа идет зверь и сосед не стреляет, можно стрелять?

— Ни в коем случае.

— А ежели на меня валит?

— Это дело другое. Помните хорошенько, товарищи стрелки, конечную цель нашей охоты: ни одного зверя живым из круга не выпускать, все звери должны быть взяты…

* * *

Чудесен украшенный тяжелою снежною нависью зимний лес. Мы останавливаемся на маленькой, окруженной густым лесом, прикрытой пухлым снегом полянке. Здесь остановка, курильщики могут выкурить последнюю папиросу.

Мы говорим шепотом, приглядываясь к окружающему нас снежному лесу, хранящему тайну сегодняшнего охотничьего успеха.

С утра крепко морозит, чуть тянет, сдувая сухие снежинки с лесных макуш, морозный утренний ветерок.

По протоптанному окладчиками глубокому снегу мы погружаемся в таинственную глубину леса, покрывшего нас своей тишиной. Мы идем, осторожно шагая след в след, чтобы не хрустнула под ногою ветка, не сломался задетый стволами ружья хрупкий мерзлый сучок.

Вот останавливается передний, и вся вереница стрелков замирает. Я чувствую в глазах соседа тревожный вопрос: «Должно быть, сорвалось? Ушли звери».

Нет, звери от нас не ушли! От уха к уху бежит по цепи шепот, переданный от передового. Как ветерок по макушам деревьев, скользит этот шепот от человека к человеку:

— Здесь ждать!

— Здесь…

Источник: https://vogelz.ru/rasskazy/sokolov-mikitov-i-s/rasskazy-starogo-ohotnika/na-medvezhey-ohote

Медвежий тупик: “Тойоту” с высокопоставленными охотниками сдали с потрохами

Расстрел берлоги

17 февраля в 40 километрах от Каракокши в берлоге были расстреляны медведица и два медвежонка. «Тойоту» с номерами Алтайского края милиционеры остановили по наводке. Был звонок из Каракокши в чойскую милицию.

Увидев охотничьи трофеи и не обнаружив у господ Краснова и Кислицина разрешения на охоту, милиционеры доставили гостей республики в Чойский РОВД. Там досмотр был продолжен, и выяснилось, что один из трёх карабинов, находившихся в автомобиле, принадлежал министру имущественных отношений Республики Алтай Владимиру Полетаеву.

Как следует из первых объяснительных, Сергей Краснов и Игорь Кислицин позвонили министру Полетаеву и предложили тому вместе «отдохнуть в лесу». Полетаев согласился. Приятели встретились, и министр якобы принял решение о том, что неплохо было бы на природе пристрелять свой новый карабин «Вепрь».

Однако впоследствии господин Полетаев отказался от поездки. По словам Владимира Полетаева, он просто забыл или не успел забрать своё оружие, и в результате барнаульцы уехали с его «Вепрем».

Рано утром 17 февраля Сергей Краснов, Игорь Кислицин и их водитель прибыли в Каракокшу, где к ним присоединились трое местных жителей, среди которых был председатель семейной общины коренных малочисленных народов «Ырысту» Валерий Чепканаков.

Как сообщает «Коммерсант», ссылаясь на источники в МВД, именно Чепканаков взялся организовать охоту для гостей, договорившись с ними по телефону за несколько дней до этого. Местные жители отвезли гостей в урочище Устье Саганы в 40 километрах от села.

Они знали, что там есть берлога, в которой зимуют медведи.

По данным объяснительных в милиции, гости расстреляли берлогу из карабинов. А когда стали вытаскивать добычу, выяснилось, что убиты медведица и два медвежонка. Они разделали туши на месте, загрузили их в машину, часть мяса отдали местным жителям, доплатив им ещё 30 тысяч рублей за организацию охоты.

«За деньги хоть кого завалят»

В субботу, 25 февраля, когда мы были в Каракокше, нам так и не удалось поговорить с самими проводниками. Возле дома Валерия Чепканакова несколько подвыпивших мужчин отрезали: «Он с вами говорить не в состоянии.

И вообще пресса нам здесь не нужна. Уезжайте». Грозных разбушевавшихся «защитников отечества» утихомирила жена Валерия Чепканакова. Но от разговора с корреспондентом вежливо уклонилась: «Я про эту охоту ничего не знаю.

Мой муж только дорогу туда протоптал, и всё».

О семье Чепканаковых до этого в сельсовете не слышали ничего плохого:

— Пытаются выживать, не злоупотребляют, как некоторые. Сам Валерий инвалид, возглавляет общину тубаларов «Ырысту». Они травы лекарственные летом собирают, тайгу хорошо знают.

Глава сельской администрации Юрий Шмырин узнал о происшествии по телевизору.

— С Валерием Чепканаковым я частенько встречаюсь. Парень прекрасный. В этом году приезжали из Новосибирска мужики, мы ездили с ним на озёра. Он быстренько согласился и на своём автомобиле ГАЗ-66 нас свозил туда.

По предположению председателя, повести гостей к берлоге в незаконное время Чепканакова толкнула нужда.

— Раньше бы наши так никогда не поступили. Сегодня деньги делают всё. За деньги могут хоть кого завалить. Такой безысходности в стране ещё не было. И Валеру понять можно. Двое детей у него.

Люди из Барнаула приехали, заплатили — ему какая разница, одним медведем больше, одним меньше, вот и весь сказ. Когда жизнь побьёт, становится не до принципов. А его жизнь бьёт. Валера хочет туризмом заняться — не получается, хочет землю взять — не получается.

Если бы была земля-поселение, мы бы решили этот вопрос. А земля, которую он хочет, — Гослесфонда. Это только через Москву.

«Медвежья услуга»

Житель Каракокши Александр Стёпкин, исполняющий обязанности председателя Чойского районного охотобщества, в свою очередь, жалеет барнаульских гостей, осуждая местных охотников, оказавших медвежью услугу.

— Ко мне в тот день приехали представители Госохотнадзора и УВД. Мы вместе ездили на место в урочище. И барнаульцы там были. Возили их целые сутки, составляя протоколы. Они были, конечно, обижены.

И деньги, и время потратили, и влипли благодаря нашим проводникам. Краснов мне сказал: «Нас пригласили и нам же морды набили».

Я уверен, что тот же Краснов, если бы знал, что в такое дерьмо попадёт, никогда бы сюда не поехал.

Стёпкин полагает, что председатель Барнаульской городской Думы мог не знать законов охоты Республики Алтай.

— А вот местные охотники всё прекрасно знали. Надо было всё делать законно, по лицензии и своевременно. Сейчас закрытые сроки охоты. Если бы они тех же медведей убили по лицензии до 31 января, никакого криминала бы не было. Охотникам ведь неизвестно, кто залёг в берлоге.

Предполагая, что стрелявшие по берлоге могли не знать, что в берлоге «нянька с пацанами» (медведица с двумя годовалыми медвежатами), собеседник оговорился: «Хотя Чепканаков регулярно охотится, мог и знать, кто там есть, — видимо, „жадность фраера сгубила“.

Настоящий охотник, по словам Стёпкина, соблюдает охотничьи законы, никогда не позволит себе самку убить и т. д.

— Бывает нечаянное браконьерство. К примеру, три соболя положено, а четыре в капкан попали… Но тут было браконьерство умышленное. Не в сезон. Думали, видимо, что пронесёт.

Грустит Стёпкин и о том, что инцидент подкосил планы нарождающегося охотобщества.

— Краснов ещё мне сказал: „Так же не делается. Почему ваше охотобщество не занимается охотой с гостями?“ А я говорю: „Мы только начали работать“. На самом деле всё можно делать легально, на законных основаниях. Только теперь нам эти Чепканаковы ситуацию подпортили. И сюда люди будут бояться ездить.

Почти все браконьеры?

— В Каракокше сегодня из полутора тысяч жителей 140 официальных охотников. А неофициально — так каждый второй, — поделилась одна из жительниц. — И все браконьеры, потому что жизнь заставила.

На вопрос у магазина, где можно купить шкурки животных, каракокшинец Виктор с лёту назвал несколько фамилий охотников. Сказал даже, у кого можно купить пупок кабарги (на кабаргу нынче охота запрещена).

— Пойдёшь туда-то, свороток направо, первая хата по левой руке. Там приспросись. (Хозяин хаты, некий Серёга, по словам собеседника, дёшево пупки кабарги загоняет. — Прим. авт.) То ли за две, то ли за три тысячи при мне как-то продал. А в городе они, говорят, по пять. Но он говорит: до города не поеду, больше прокатаешь. И ему „вмазать“ быстрее надо.

У нас тут и соболи, и норки есть, и колонки, и рыси. Вон гора, видишь, вся в петлях. Однажды Серёге попался в петлю медвежонок 20-килограммовый. Хорошо, он не пришёл петлю проверять, загулял. Мать-медведица его бы разорвала там. Петля к чурке деревянной была привязана. Медведица там рвала и метала. Земля чёрная стала, деревья все голые стояли, она кору с них сорвала.

Нет чтобы петлю растянуть, но ведь не человек, не догадалась. Медвежонок при ней задохнулся… Серёга пришёл на третий день, когда он протух. Шкуру снял, а что ему шкура? Он ведь не на медвежонка ставил петлю, а тот попался. Погиб ни за что. А ещё один охотник мне рассказывал, тоже на лосей-маралов трос повесил. Маралиха залетела, а он опять загулял, и она тоже протухла.

Четыре центнера мяса…

Рассказывая эти жуткие истории слегка удручённо, Виктор не осуждал браконьерство:

— Сам бы охотился, да глаз не видит. У нас полдеревни без работы. Тайга кормит. А нам с женой приходится калымить. Пять кубов дров порубим сегодня — это 250 рублей. Терпимо, можно и поесть, и выпить.

В магазине продавец просила кого-то привезти ещё „Трояра“…

Кара Каракокши

Вспомнилась давняя встреча в Каракокше с предпринимателем Николаем Новосёловым, который много чего в Каракокше строил.

— Вот увидите, здесь будет рай, — говорил талантливый предприниматель. А потом его автомобиль расстреляли его же должники… От былого новосёловского царства нынче остались руины…

— Эх, был бы жив Новосёлов, мы бы богато жили, — вздыхали многие собеседники, в том числе и глава села.

Жизнь и вправду непредсказуема. Полоса чёрная меняет белую или красную… Вот и для гостей, решивших по-барски сходить на медведя, сегодня наступил не самый приятный период жизни. Похоже, духи трёх загубленных медведей решили отомстить серьёзно.

Кара Каракокши началась с обличительных сообщений в СМИ.

Господин Краснов, сказавший однажды в одном из интервью, что депутат не должен обижаться на вопросы, даже самые колючие, сегодня (материал верстался 27 февраля) скрывается от прессы. Его пресс-служба отвечает кратко: комментариев не будет. На реплику: „А может быть, лучше всё объяснить …“ — последовало немного резкое „не будем вступать в дискуссии“.

Игорь Кислицин до марта будет в командировке в Узбекистане. Когда один из корреспондентов „Свободного курса“ дозвонился к нему по мобильному телефону, Кислицин, услышав неприятный вопрос, сослался на плохую слышимость и прервал разговор.

Исполнительный директор завода топливных насосов Константин Шаравин по телефону сказал: „Я сам об этом случае узнал из газет. Что я могу сказать о коллеге: не замечен был раньше ни в каком криминале. Нормальный мужик.

Если бы попросили написать характеристику — не стал бы, потому что мало его знаю. А вот Сергея Краснова я знаю ещё с „Алтайдизеля“. И я о нём самого лучшего мнения, это честно. Один раз я лежал с ним в больнице. Общались „без галстука“. Наш, крестьянский мужик.

Это моё мнение. И район Ленинский поднял. А охотником он никогда не был. Я, как обыватель, удивился, узнав, что он отправился на охоту. Я сам восемь лет не охотился, хотя билет охотничий имею. Нынче ездил в Калманку на зайца и ни одного не подстрелил.

А медведя я бы вообще стрелять не ходил. Их, медведей, и так мало“.

Шаравин высказал предположение, что Краснова кто-то захотел специально опозорить в предвыборную кампанию.»Всё может быть, где власть, там и козни».

В городской администрации на прошлой неделе инцидент в Горном активно обсуждался в кулуарах: кто-то жалел депутатов, вляпавшихся в некрасивую историю, многие — медведицу и медвежат.

Бурно обсуждали тему и на форумах Интернета. Здесь реплики были от ироничных — «Грех „единороссам“ в медведей стрелять» — до беспощадных — «Позор тому, кто всегда кичился своим офицерством, а тут вёз шкуры медвежат».

Неприятная медвежья тема обсуждалась и на заседаниях комитета по законности и городской думы.

Как сообщил Андрей Волков, прокурор Республики Алтай, расследование данного дела будет проводиться прокуратурой Чойского района, где и произошло преступление.

Уголовное дело возбуждено по части 2 статьи 258 Уголовного кодекса «Незаконная охота, совершённая лицом с использованием своего служебного положения, либо группой лиц по предварительному сговору, или организованной группой».

Санкция по данной статье предусматривает штраф в размере от пятисот до семисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы, или иного дохода осуждённого за период от пяти до семи месяцев либо лишение свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет.

Источник: https://altapress.ru/proisshestvija/story/medvezhiy-tupik-toyotu-s-visokopostavlennimi-ohotnikami-sdali-s-potrohami-9816

Охотничьи истории: Розыгрыш на гусиной охоте, медвежья болезнь и злопамятные браконьеры

Текст: ЯкутияИнфо

YAKUTIA.INFO, Рубрика «Мужской клуб»совместно с телепередачей «Охота ирыбалка в Якутии» (сайт http://www.ohotasakha.ru ) представляет вниманию читателей охотничьи истории. В дебютном материале с историями о розыгрыше на гусиной охоте и байкой  «медвежья болезнь и злопамятные браконьеры».

Какие только охотничьи истории не услышишь на охоте! Охотничьи байки и анекдоты — прекрасный способ развлечься на привале или скрасить ожидание.

Иногда охотничьи истории заставляют смеятся до слез, но чаще учат.

Читайте и вы узнаете, почему злопамятные браконьеры бросили охотоведов в глухой тайге, как нерадивого охотника медвежьей болезнью проучили, а также историю розыгрыша на гусиной охоте.

Злопамятные браконьеры бросили охотоведов в глухой тайге

Произошло это в конце 80-х на Камчатке, где я работал в то время охотоведом. Мы с напарником Володей проверяли охотугодья в верховьях реки Малая Кимитина и наткнулись на место варварской расправы над лосями — с вертолёта браконьеры расстреляли целое семейство: самца, самку и детёныша.

Взяв только мясо, преступники бросили останки туш, на «поминках» вовсю пировало вороньё. — Вот бы призвать злодеев к ответу, да только где их теперь найдёшь, они ж нам визитку свою не оставили! — сокрушался Володя.

— О, схожу-ка я по этой одинокой лыжне! Куда это ходил один человек? Вскоре раздался удивлённый голос напарника: — Иваныч, дуй ко мне, глянь, чего я нашёл! За куст зацепился… полётный лист, которым явно кто-то подтирался. Володя осторожно снял с ветки «визитную карточку». В документе были все данные членов экипажа и пассажиров-браконьеров.

Мы составили протокол на незаконную охоту на лосей с вертолёта и приложили к нему сомнительной чистоты вещдок. Нашей бумаге сразу дали ход. Командир Ми-8, который использовал полётный лист не по назначению, оправдывался тем, что не смог отказать влиятельным людям и клялся, что это в последний раз.

Заплатив гигантский штраф (на эту сумму тогда можно было купить новую «Волгу»), он со злобой сказал, что, мол, сочтёмся ещё. И слово своё сдержал. Через два года, охраняя угодья от браконьеров на арендованном охотуправлением вертолёте, попали мы в страшную пургу и на целую неделю засели в гостинице. С пилотами жили в одном номере.

Вечерами рассказывали байки, и Володя не удержался и поведал историю про «визитку». Мужики хохотали до слёз, и только лётчики угрюмо молчали, поглядывая на своего командира. Это оказался тот самый пилот, ведь мы не знали его в лицо. Через неделю нас с Володей высадили на браконьерскую лыжню.

Старший группы сказал, что заберут нас вечером, и вертолёт улетел… Три дня «искал» нас вертолёт, и когда на четвёртый день мы, грязные, закоченелые, голодные, поднялись на борт, борттехник со злой усмешкой сказал: — Если бы не ваши мужики, шагать бы вам, хлопчики, в посёлок долго-долго…

Геннадий Чудаев, г. Благовещенск

Как нерадивого охотника медвежьей болезнью проучили

Старый охотник дед Казаченя был большим балагуром и шутником. Как-то познакомился с ним молодой парень Валентин, новый охотинспектор, который недавно окончил институт и приехал на Камчатку по распределению. Дед позвал его на охоту. Поплыли вниз по течению на надувной лодке. Прибыв на нужное место, охотники высадились на берег. — Пойдём на озеро, километров десять-пятнадцать.

Там хорошо можно сидеть на медведя, — сказал дед и стал спускать воздух из лодки и укладывать её в рюкзак. — А что, лодку с собой возьмём? — пробурчал Валентин. — Да как же мы всё унесём-то? — Ох, паря, как я погляжу, вроде и здоровый ты мужик, а с ленцой! — сказал с ухмылкой дед. Он кряхтя взвалил на себя рюкзак, взял в довесок лодку и шустро зашагал по тропе.

Переночевав у костра, рано утром охотники выбрали удобное место и стали ждать медведя, когда он придёт полакомиться пришедшей на нерест кетой. Валентин прилёг, а Казаченя сидел наготове с ружьём и внимательно следил за озером. Медведь появился неожиданно. Не чувствуя опасности, всё ближе и ближе подходил он к охотникам. Сидя в скрадке, Валентин незаметно задремал.

«Ну, спи-спи!» — подумал дед. Дождавшись, когда зверь подойдёт на верный выстрел, он нажал на спусковой крючок. Медведь оглушительно рявкнул и скрылся в зарослях высокой травы. От выстрелов охотовед проснулся и подскочил на ноги, ничего не соображая. — Ну, извини, дед, задремал. Не думал, что так быстро эта зверюга придёт. В душе дед материл парня самыми отборными матами.

Успокоившись, он объявил, что охота на сегодня окончена, надо найти медведя. Раненый зверь успел пробежать около ста метров, прежде чем упасть замертво. Скоро уже в котелке варилась жирная медвежья грудинка, распространяя душистый запах. А дед Казаченя, вспомнив свою первую охоту с камчадалом Кешкой, решил проучить молодого охотника.

Когда лодка, гружённая мясом, медленно сплавлялась вниз по течению, дед, хитро прищурившись, спросил парня: — А знаешь ли ты, Валентин, что такое «медвежья болезнь»? — Да, это когда косолапый от неожиданного испуга поносит. Желудок у него расстраивается, — со знанием дела ответил охотовед. — В институте, дед, проходили биологию зверей и птиц.

— Грамотный ты, однако, паря, — усмехнулся Казаченя. Тёплый осенний денёк разморил охотников. Захотелось пить. — Терпи, казак, атаманом будешь! — съязвил дед, а сам зачерпнул пригоршню чистой речной водицы и сделал вид, что пьёт, на самом же деле лишь смочил губы. Посмотрев на него, Валентин тоже зачерпнул воды из реки и жадно выпил, а потом ещё и ещё.

Вот тут-то и сказал ему дед, что зря это он — на жирную медвежатину да холодной воды! — Ну, жди теперь, милый, «медвежью болезнь».

— Да ты же сам пил, я видел! — чуть не плача проговорил охотовед и тут же ощутил, как заурчало в животе. Пулей выскочил он из лодки, едва она ткнулась носом в берег, и скрылся в ближайших кустах. А дед посмеивался про себя: «Это тебе, чтоб не спал на охоте, когда зверь под носом».

Розыгрыш на гусиной охоте

Давно это было, а помнится — как сейчас. Поехали мы коллективом военных охотников на весеннюю охоту на гусей в Константиновский район. Вышли на первую зорьку.

Мой напарник Фёдор Харитонович по пути всё нахваливал свою собаку по кличке Мирза, мол, какая она умная и чуткая, как хорошо работает по водоплавающим. Прибыв на место, расположились мы на соседних кучах соломы и стали ждать птицу. Сделали пару выстрелов — ничего.

Тепло, солнышко пригревает. Пошёл я друга «проведать», смотрю — он сладко спит, ружьё рядом стоит, собака в ногах.

И решил я подшутить над другом, чтобы не хвалился «бдительностью» Мирзы. Взял его ружьё, собака лишь хвостом вильнула, продолжая лежать. Я отошёл подальше в бурьян и, чтобы долго не ждать, когда проснётся товарищ, выстрелил из его оружия. Фёдор подскочил, огляделся — ружья нет.

Он подошёл к моему скрадку и, по его словам, не застав меня там, начал догадываться, что я его разыграл. Я, еле сдерживая смех, вышел к нему навстречу и спросил, слышал ли он выстрел и где его ружьё.

Фёдор пытался меня «расколоть», но я только спросил, где же была его хвалёная Мирза, когда всё это случилось. В ответ товарищ обругал собаку и сказал, что она уже старая.

Тут уж я не сдержался и захохотал, потом принёс его ружьё, и мы уже вместе посмеялись над моим безобидным розыгрышем. И хотя в тот раз никого подстрелить нам не удалось, эта охота запомнилась нам надолго.

Николай Садовников, г. Благовещенск

Источник: http://yakutia.info/article/168383

Ссылка на основную публикацию